Из-за чужой ошибки студентка сломала позвоночник в страшном ДТП и заново училась жить

Фото: static.ngs.ru

Страшное ДТП и чужое желание погонять разделило жизнь героини нашего проекта «Как я это пережил» на до и после. Светлане было 18 лет, она приехала в Красноярск учиться на врача. Большие планы и мечты разбились в момент, когда врачи поставили диагноз — перелом позвоночника, парализация. Пока родителям и Свете говорили, что она навсегда останется прикованной к кровати, она училась всему заново через боль, отгоняя отчаянье. 


Светлана Яковлева, 27 лет. 


Эта хрупкая девушка в инвалидном кресле спустя 9 лет после аварии — спортсменка с чемпионским титулом, счастливая жена и мама 2-летнего сына.


Светлана попала в аварию в 2009 году


Рассказывает Светлана:


 — Это был 2009 год. Ровно 9 лет назад. Мне было тогда 18 лет, я училась на первом курсе медуниверситета на педиатра.


За месяц до аварии у меня было предчувствие, что со мной произойдёт что-то нехорошее…Была одна ситуация возле университета: собиралась перейти дорогу, но меня как будто кто-то окликнул, и я не стала. В этот момент на дороге столкнулись две машины, большая авария. И я поняла, что я могла быть там же. Как ангел хранитель тогда отвёл.


Я чувствовала тревогу, мне было жутко не по себе. Через несколько лет я нашла записку, на которой тогда писала подруге, что что-то случится.


В 18 лет Светлана училась в медуниверситете на педиатра. После аварии девушка оказалась парализована


День аварии. 16 мая.


 — Я родилась и выросла в посёлке Кононово Сухобузимского района, там и сейчас живут мои родители. В тот день парень, с которым познакомились совсем недавно, предложил вместе с ним поехать в деревню, домой. У подруги как раз день рождения — подумала, что ей будет приятно, если я приеду, и родители будут рады меня видеть. 


Когда мы выезжали из города водителю позвонил его друг и попросился поехать с нами. Ехали мы на «Тойоте Чайзер», я сидела впереди на пассажирском сидении. За окном лил дождь.


В Сухобузимо друг водителя попросился за руль: «Дай, проеду». Естественно, меня никто не слушал, что я против и боюсь. Уже потом я узнала, что этот парень был профессиональным гонщиком.


Он не справился с управлением, машину занесло, и мы перевернулись. Машину закрутило. Я, видимо, ударилась и потеряла сознание. Очнулась уже на земле. Меня выбросило через двери в поле.


Водитель погиб сразу. Владелец авто остался жив и почти не пострадал. Я до последнего старалась оставаться в сознании, хотя своего тела уже не чувствовала. У меня началось внутреннее кровотечение — надувался живот, были переломаны пальцы. Не знаю, откуда тогда были силы, но я попросила телефон, и набрала маму. Спокойно сказала, что мы разбились, назвала место. Я понимала, что вот-вот могу отключиться, что это шок. Мама позвонила папе — он работает в МЧС.


Помню там, лёжа в поле, я про себя говорила: «Я буду жить, я буду жить». Но уже понимала, что дело серьёзное... Ждали скорую.


Операции


 — Сначала меня привезли в Сухобузимо. Там сделали первую операцию — у меня лопнула селезёнка. Пробыла в больнице неделю в очень тяжёлом состоянии. Врачи понимали, что скоро станет ещё хуже. Меня нужно было везти в Красноярск.


Благодаря тому, что училась в меде, с переводом в Красноярск решалось недолго. Мне очень помогла моя однокурсница, которая договаривалась со всеми. Везли на скорой, очень аккуратно, потихонечку. Вертолётом везти было нельзя — давление было очень низкое.


Те дни я помню обрывками, мне постоянно давали лекарства, у меня был жар. Не отпускало ощущение, что я сплю — сейчас проснусь и всё будет хорошо. Всё решится. Иногда даже не понимала, на самом ли деле всё это происходит со мной. Но я очень хотела жить.


Привезли в Красноярск меня вовремя — отказали лёгкие, начались проблемы с почками. Успели перевести на искусственную вентиляцию лёгких. Несмотря на медикаменты, заглушить боль целиком было невозможно. МРТ показало перелом позвоночника с частичным ушибом спинного мозга. Из-за перелома — частичная парализация нижних конечностей. Я оказалась прикована к кровати.


Операцию на позвоночник провели только через 2 месяца, когда более или менее мне стало легче.


Больница


 — Долгое время я лежала в реанимации. По телу везде были трубки, дышать было сложно. Я старалась больше спать. Кормили сначала через зонд, то есть специальную трубку, — глотать сама я не могла. Голоса не было, потому что стояли аппараты, общаться могла только глазами. Рядом со мной была мама.


Вообще, насколько знаю, ей нельзя было там находиться, но я просила врача, чтобы маму пропускали. Мне было это очень важно. Шептала губами: «Мама». И врач меня понимал. Когда маму не пускали, у меня ухудшалось состояние. Мне нужно было видеть её. Эта поддержка мне была тогда необходима.


Через два месяца, когда стало чуть полегче, меня перевели в нейрохирургию. Я уже поняла, что со мной произошло. Попросила маму принести мне учебник по анатомии, изучила. Понимала всю сложность травмы и что уже не встану. Врача попросила быть со мной искренним. Но он всегда говорил: «Не опускай нос, держи хвост пистолетом. Всё зависит от тебя».


  — Было страшно?


 — Было…от того, что не представляла, что будет дальше. Я не знала, что есть реабилитация, есть хорошие врачи в Красноярске. Не понимала, как теперь мама будет всё это делать со мной, как будет дома…Этот страх я старалась маме не показывать, потому что знала, каково сейчас ей.


«Я училась всему заново, как маленький ребёнок»

«Только спустя год я смогла сесть» — в осстановление и реабилитация


 — В центре реабилитации занимаются с людьми после ДТП, после инсультов. Очень много специалистов, очень много занятий, с психологом в том числе. Туда мы впервые попали через 3 месяца после аварии.


Каждое движение мне давалось очень тяжело. Тело просто мне не подчинялось. Совсем. Я чувствовала только голову и руки, всё, что ниже — нет. Я не могла не то, что сесть, не могла даже перевернуться.


Всё возвращалось постепенно. Спасибо моему реабилитологу. Я приезжала в центр несколько раз за год. Первые 5–6 реабилитаций были бесплатными. Потом искали спонсоров, цена за месяц реабилитации — около 120 тысяч.


Сначала разрабатывали пальцы, руки, чтобы просто могла ложку держать. Заниматься нужно было каждый день, независимо в центре ты или дома. Упражнения надо было выполнять минимум по 8 часов в день. Пока я была лежачая, всё это делала на кровати. Дома папа сделал балканскую раму — приспособления, верёвочки, жгуты. Так качала ноги, чтобы мышцы не атрофировались.


Конечно было тяжело, было лень. Казалось, зачем я это делаю? Смысла нет. Состояние, близкое к отчаянью порой накрывало. Оно и до сих пор бывает, стараюсь гнать эти мысли подальше, потому что понимаю, как себя настроишь, так и будет.


Во время первой реабилитации у меня была апатия, депрессия. Я помню даже не хотела с психологом разговаривать. Тебя просят что-то делать, а тебе кажется, что это невозможно: «Что вы от меня хотите? Ничего не получится, я просто лежу». Это обида самого на себя. Почему тело тебя не слушается? Ты даёшь команды, а оно не движется. Это психологически тяжело.


Был такой момент, когда мне лично и моей маме врач сказал, что я овощем останусь на всю жизнь. После этих слов я выплакалась, а потом маме спокойно сказала: «Откуда он может знать, мам. Он — не Бог». Он меня не сломил. На второй реабилитации я уже была готова работать .


Почти год родители меня возили в машине в лежачем состоянии — просидев несколько минут, я теряла сознание. Папа на руках меня носил, садил в коляску. Потом везде со мной была мама.


Первой большой победой стало, когда я просто смогла перевернуться на бок. Вторая, когда через год я всё-таки смогла сесть. Следующая, когда смогла ноги свои сама на кровать закинуть. Ещё одна, когда смогла пересесть сама с кровати на коляску, не стала никого ждать.


Побед очень много, каждую и не расскажешь. Как маленький ребёнок училась всему. Училась ползать на четвереньках — без посторонних получилось только через полгода. Пересесть, перелечь, элементарно сходить в туалет, одеться, обуться. Постепенно со всем этим начинала справляться сама.


Новая жизнь


 — В центре реабилитации ты ощущаешь себя среди своих, никого не стесняешься. В обычной жизни это сложнее. Здесь мне помогли друзья. Я жила у родителей в деревне, и друзья начали звать гулять. Я стеснялась: все же меня здесь знали ходячей, а сейчас на коляске. Но друзья меня всегда брали с собой, даже в лес в поход меня возили. Так училась жить в обществе уже в новом положении.


Было неудобно, что из-за моих реабилитаций маме приходилось постоянно отпрашиваться с работы на месяц. Однажды, когда нам снова нужно было ехать в Красноярск, я сказала маме, что смогу без неё: «Дай мне неделю, я тебе покажу, что смогу ухаживать за собой сама». Неделю мама только наблюдала, а я ей доказывала, что со всеми трудностями справляюсь. Доказала и отправила её домой. Занималась в центре, занималась дома, показывала успехи.


В 2011 сестра закончила школу и переехала в Красноярск. Я поехала с ней, несмотря на то, что многого ещё не умела. Какие-то личные моменты в центре не показывали, пришлось придумывать свои способы — да просто, например, как ванну принимать самой. 


В Красноярске хотелось продолжить учёбу. Но из Меда меня отчислили, хотя я писала заявление на академический отпуск, 5 лет можно брать. Отчислили без объяснений.


До 2013 года я занималась только реабилитацией: иглотерапия, массажи, упражнения. Ездила даже в клинику в Китай, что стало новым толчком для меня. Дорого, но помогли родители. А ещё как раз тогда я выиграла суд. Страховая водителя, в чьей машине мы разбились, выплатила мне 100 тысяч. Сам этот парень никак нам не помог, говорил только: «Я не виноват».


Спорт


2014 год —  соревнования в Швейцарии


 —  В 2013 году я занялась стрельбой из лука. Девочка, с которой познакомилась по интернету, пригласила на соревнования. Сначала посмотрела со стороны, потом решила попробовать сама.

Тренер заметил, что у меня есть перспективы.


Знаете, это то самое чувство, когда ты понимаешь, что ещё что-то можешь. Да, инвалид, но зато можешь стрелять ( улыбается ). Я выигрывала соревнования в Красноярске и в крае. Через год стала чемпионкой России.


На тренировки из «Северного» в «Солнечный» ездила каждый день. Сначала меня подвозила знакомая. Потом сама пошла учиться водить в автошколе, сдала экзамен, получила права. Родители купили мне машину на ручном управлении — Mazda Demio 1999 года.


Машина — это новый глоток свободы. Чтобы не пропускать тренировки, я уже не ложилась на реабилитацию, приезжала на машине на занятия к назначенному времени. Это очень удобно.


Спорт дал мне многое. Мы ездили на сборы в Германию. Там кстати со мной познакомился один бизнесмен, который проникся моей историей и решил мне помочь. Он оплатил мне реабилитацию в немецкой клинике. Вернулась домой, собрала все документы, и снова улетела с сестрой в Германию.


После последних соревнований в Швейцарии в 2014 году я со спортом завязала и решила двигаться в другом направлении.


4 года назад я поступила в педуниверситет. До меня не было в Институте таких студентов, директор ИППО очень помогла: мне сделали пандусы, обустроили санузел, занятия по возможности перенесли на первый этаж.


Учусь на психолога. Мне это стало близко. Понимаете, когда я сама прожила это, я понимаю, что чувствуют люди, столкнувшиеся с тем же. Ко мне люди тянулись и мы просто общались, а мне потом стали говорить спасибо, говорить, что я помогла взглянуть на проблемы по-другому.


Отношения и семья



— Первые отношения у меня сложились в 21 год, тогда я уже была на коляске. Была ещё очень замкнута и закрыта. Он был абсолютно здоров и отношения с девушкой-инвалидом его не пугали и не смущали. Он мне сразу сказал: «Веди себя, как здоровая». Мы встречались недолго, но те отношения мне очень помогли поверить в себя. Потом у меня никогда не было проблем с мужским вниманием, всегда встречалась со здоровыми молодыми людьми. Вместе ходили в кафе, в клубы, чтобы я себя чувствовала полноценной.


С будущим мужем мы познакомились в то время, когда поступала в вуз. Он написал мне во «ВКонтакте», захотел встретиться. Вышел на мою страницу случайно. Я его в переписке предупредила сразу, что я на коляске, чтобы не было шоком для человека. Он сказал, что видел мои фотографии. Ответил, что его это не пугает, говорил мне, что я очень красивая. И хотя в тот момент я не хотела никаких отношений, он просто не дал мне выбора ( улыбается ). Через месяц после нашей встречи он сделал мне предложение.


Светлана с мужем и сыном


Сейчас у нас подрастает сын, ему уже 2 года. С ребёнком тоже непросто, конечно, нужно успевать за его активностью. У меня уже столько собственных лайфхаков накопилось ( улыбается ), очень хочу в будущем ими поделиться, могут быть полезными.


Для тех, кто столкнулся с похожей бедой, просто скажу — не нужно постоянно думать о том, что ты на коляске. Мне родители всегда говорят: «Иди кушать, подойди», а не «подъедь». Надо ощущать себя таким же, как и все. Не нужно постоянно думать, что ты на коляске — это будет раздражать. 


Поняла,что важно иметь мечты, цели и к ним идти. И нужно себя занимать — находить себе различные хобби, работу. Я работала 3 года в транспортной компании диспетчером. В 21 год я начала писать стихи, пишу сейчас книгу. Нужно находить себя, нащупать то, что нравится делать. Важно чувствовать себя значимым. Но эту значимость можем раскрыть в себе только мы сами.

 
По теме
 
Говорят, и городской бюджет и дети от этого только выиграют Здание хотели сносит, но передумали и продали сети быстрого питания Фото: Константин Сенченко/facebook.com Председатель постоянной комиссии по бюджету,
21.01.2019
 
Эксперты проверили на нитраты овощи и зелень с прилавков Красноярска - Наш Красноярский край Специалисты Красноярского центра стандартизации, метрологии и испытаний Росстандарта проверили качество и безопасность свежих овощей и зелени из торговых сетей краевой столицы.
21.01.2019
 
Агентство по гражданской обороне, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности Красноярского края Полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло провел в режиме видеоконференцс
21.01.2019
В рамках региональной программы повышения мобильности трудовых ресурсов (постановление Правительства Красноярского края от 27.07.
21.01.2019
 
Около пяти тысяч жителей Норильска приняли участие в онлайн проекте «Социальный портрет горожанина». - Заполярная правда Обработаны результаты онлайн-исследования «Социальный портрет горожанина», проведенного по инициативе компании «Норникель» и Агентства развития Норильска.
21.01.2019
В Норильске осудили виновных в гибели четырех работников рудника «Заполярный» - ИА Запад24 В Норильске вынесен приговор экс-начальнику подземного участка вентиляции ЗФ ПАО «ГМК «Норильский никель» рудника «Заполярный» и экс-начальнику подземного участка горно-капитальных работ № 4 Шахтопроходческое управление
21.01.2019 ИА Запад24
​​В сквере Сурикова появится арт-объект «Русский стиль. Сибирское кружево» - Администрация 24 января, в день рождения Василия Ивановича Сурикова, в Красноярске завершится XIII Зимний суриковский фестиваль искусств, приуроченный к 171-й годовщине со дня рождения художника.
21.01.2019 Администрация
В этом году самому крупному музею региона исполняется 130 лет. В честь этой даты, а также 85-летнего юбилея края, Красноярский краеведческий музей запускает конкурс рисунков для детей и подростков.
21.01.2019 Наш Красноярский край
  В производстве следственных органов Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю находится уголовное дело,
21.01.2019 Следственный комитет
Автор: Вадим Кофман - Администрация Красноярского края Управление пресс-службы Губернатора и Правительства Красноярского края скачать фото оригинального размера скачать фото оригинального размера скачать фото оригинального размера скачать фото оригинального размера Гла
21.01.2019 Администрация Красноярского края
За прошедшую неделю 14 по 20 января 2019 года:  подразделения пожарной охраны Красноярского края совершили 937 выездов, из них на пожары 138 выездов, ложные вызовы – 181.
21.01.2019 МЧС Красноярского края